Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:42 

Rahmet
не то чтобы я напился, но ночь была поздней.(с) Риксен
30.04.2012 в 16:55
Пишет DanyDany:

URL записи


К тому времени, как Арью вымыли, одели и причесали, в чертоге замка накрыли ужин. Джендри, глянув на нее, начал так ржать, что вино потекло у него из носа, пока Харвин не съездил ему по уху.

— Арья! — позвал вышедший следом за ней Джендри. — Леди Смолвуд сказала, у них тут есть кузница. Не хочешь посмотреть?
— Пошли. — Все равно делать больше нечего.

приходи сегодня ночью на сеновал!

— А ты теперь совсем другая. Настоящая девочка.
— С этими дурацкими желудями я похожа на дуб.
— Ничего. Ты красивый дубок. — Он подошел поближе — и понюхал ее. — Даже пахнет от тебя хорошо в кои-то веки.
— Зато от тебя воняет. — Арья пихнула его на наковальню и бросилась бежать, но Джендри поймал ее за руку. Она подставила ему ногу и повалила. Он увлек ее за собой, и они принялись кататься по полу. Сила была на его стороне, но Арья брала проворством. Всякий раз, как он сжимал ее руками, она вывертывалась и давала ему тумака. Джендри только смеялся ее ударам, и ее это злило. Наконец он захватил обе ее руки своей, а другой стал ее щекотать. Арья двинула его коленом между ног и вырвалась. Они оба перепачкались, и от ее желудевого платья оторвался рукав.
— Спорю, теперь я уже не такая красивая, — крикнула она. Когда они вернулись в зал, Том пел:
Ты будешь спать, моя любовь,
В постели пуховой,
Ходить в шелках и кружевах,
В короне золотой.
Клянусь тебя всю жизнь мою
Лелеять и беречь,
И защитит от всех врагов
Тебя мой верный меч.
Харвин, взглянув на них, расхохотался, а Энги расплылся во всю свою веснушчатую ряшку и спросил:
— Неужто правда, что она — благородная леди?
Но Лим дал Джендри подзатыльник и сказал:
— Если хочешь подраться, дерись со мной! Она девочка и наполовину младше тебя. Держи свои грабли подальше от нее, понял?
— Я первая начала, — сказала Арья. — Джендри просто разговаривал.
— Оставь мальчишку, Лим, — вмешался Харвин. — Я не сомневаюсь, что первой начала Арья. В Винтерфелле было то же самое.
Том подмигнул ей и запел дальше:
Лесная дева говорит
С улыбкою ему:
Твоя постель не для меня,
И шелк мне ни к чему
Наряд из листьев я ношу,
В косе — цветок живой,
Но если хочешь, будь моим
Здесь, под густой листвой.



— Спорю, что это бордель, — шепнула Арья Джендри.
— Ты хоть знаешь, что значит это слово?
— Конечно, знаю. Та же гостиница, только с девушками.
Он опять покраснел до ушей.
— А ты тогда что здесь делаешь? Бордель — не место для благородных девиц, это всем известно.
Одна из девушек села на скамью рядом с ним.
— Кто тут благородная девица — эта худышка? Ну а я королевская дочь.
— Врешь, — сказала Арья.
— Как знать. — Девушка пожала плечами, и ее платье соскользнуло с одного. — Говорят, король Роберт спал с моей матерью, когда прятался здесь перед битвой. С другими он, конечно, тоже спал, но Леслин говорит, моя старушка ему нравилась больше всех.
Девушка со своей гривой черных как смоль волос и правда походила на покойного короля. Но это еще ничего не значит — у Джендри, к примеру, такие же волосы.
— Меня зовут Колла, — сказала она Джендри, — в честь битвы. Я и в твой колокол могу позвонить, хочешь?
— Нет, — сумрачно ответил он.
— Бьюсь об заклад, что хочешь. — Она провела пальцами по его руке. — С друзей Тороса и лорда-молнии мы ничего не берем.
— Сказал, не хочу. — Джендри резко встал и вышел.
— Он что, девушек не любит? — спросила Колла у Арьи. Та пожала плечами.
— Дурак он, вот и все. Ковать мечи и начищать шлемы, вот что он любит.

К ней подсел какой-то старик.
— Надо же, какой славненький маленький персик! — От него пахло почти так же мерзко, как от мертвецов в клетках, и поросячьи глазки шарили по ней. — А как этот персик зовут?
Арья не сразу нашлась с ответом. Никакой она, конечно, не персик, но не говорить же этому старому пьянчуге, что она Арья Старк.
— Она моя сестра, — заявил Джендри, опустив тяжелую руку на плечо старику. — Не приставай к ней.
Тот повернулся, напрашиваясь на ссору, но, увидев Джендри, сразу раздумал.
— Сестра, говоришь? Хорош брат! Я бы свою сестру в «Персик» не привел. — Он встал и отошел, бормоча что-то под нос.
— Зачем ты это сказал? — Арья вскочила на ноги. — Я тебе не сестра.
— Ясное дело. Где уж нам, маленьким людишкам, быть родней миледи.
Злоба в его голосе поразила Арью.
— Я не то хотела сказать.
— То самое. — Он сел, обхватив ладонями кубок с вином. — Уходи и дай мне выпить спокойно. А потом я, может, найду ту черненькую и позвоню в ее колокол.
— Но…
— Иди отсюда, я сказал. Миледи.
Арья повернулась и ушла. Глупый бык, бастард несчастный. Пусть себе звонит в какие хочет колокола, ей-то что?

Их спальня помещалась наверху, под самой крышей. Может быть, кроватей в «Персике» и хватало, но здесь стояла только одна — правда, очень широкая, занимавшая почти всю комнату. На соломенном тюфяке могли, пожалуй, улечься все спутники Арьи, но пока постель находилась в ее полном распоряжении.

Арья сняла платье с кружевами, рубашку и залезла под одеяло.

Арья села, зевая во весь рот. Слева от нее заворочался Джендри, справа громко храпел Лим, но лай заглушал все прочие звуки. Собак, наверно, не меньше полусотни! Она выбралась из-под одеяла и через Лима, Тома и Джека перелезла к окну.

Шум разбудил половину «Персика». Джендри высунулся в окно рядом с Арьей. Том, в чем мать родила, пристроился сзади.

— Я буду у вас кузнецом. — Джендри опустился на одно колено перед лордом Бериком. — Если вы примете меня к себе, милорд, я вам пригожусь. Я умею делать разные инструменты и ножи, а однажды даже шлем выковал. Его отнял у меня один из людей Горы, когда мы попали в плен.
Арья прикусила губу. Теперь и он собрался ее бросить.

Когда Арья затягивала подпруги, Джендри подошел к ней сказать, что он сожалеет. Она вставила ногу в стремя и села в седло, чтобы смотреть на него сверху, а не снизу. Ты мог бы ковать мечи в Риверране для моего брата, подумала, она. Но вслух сказала:
— Если ты хочешь быть разбойником, чтобы тебя повесили, мне-то что? Меня выкупят, и я буду жить в Риверране вместе с братом.
Дождя в тот день, к счастью, не было, и они против обыкновения проехали хороший кусок дороги.

Сплошные лорды да леди, — застонал позади Джендри. Арья сорвала с подвернувшейся ветки яблоко-дичок и запустила в него, целя в глупую бычью башку. — Ой! — Джендри схватился за глаз. — Больно. Разве леди кидаются яблоками?
— Смотря какие. — Арья уже раскаивалась, что подбила ему глаз.

— А бастарда своего он, видимо, в капусте нашел, — ввернул сзади Джендри.
Арья пожалела, что у нее под рукой нет другого яблока.
— Мой отец был человек чести, — сердито выпалила она. — И мы, между прочим, не с тобой разговариваем. Отправляйся лучше в Каменную Септу и позвони в колокола той своей девицы.
Джендри пропустил совет мимо ушей.
— Твой отец своего хотя бы вырастил, не то что мой. Я даже имени его не знаю. Небось какой-нибудь забулдыга из тех, что мать приводила домой из кабака. Когда она злилась на меня, то говорила: «Будь твой отец тут, он бы шкуру с тебя спустил». Только всего я о нем и слышал. — Джендри плюнул. — Если б он сейчас здесь оказался, я бы сам с него шкуру спустил. Только он, поди, уже помер, и твой тоже помер, так какая разница, с кем он спал?
Арье, однако, была разница — она и сама не знала, почему. Нед попытался извиниться за то, что ее огорчил, но она, не слушая его, ударила лошадь каблуками и ускакала от них обоих.

@темы: смородливое, мое люлимое, пацанчики, карпин ест детей, девочки

URL
Комментарии
2013-01-23 в 03:09 

WendyBon
Мы те, кто мы есть... и еще кое-что. (с) Вейн
ой, сама люблю выписывать хорошие моменты из книг в днев, но ПЛИО читаю на электронной книжке и не получилось((
не помню откуда последнее про яблоко, не напомните?
а можно перепост? уж очень хотелось бы себе.

2013-01-24 в 18:25 

Rahmet
не то чтобы я напился, но ночь была поздней.(с) Риксен
можно перепост. это было до красной свадьбы. точнее не помню)

URL
   

Тетрадка для записей

главная